Яков Грибов: как водочный король стал зерновым рейдером. ЧАСТЬ 1

Украинцы и россияне, верящие в разрекламированную чистоту популярной водки «Nemiroff», были бы неприятно удивлены, узнай они, из чего именно она производилась, и какие грязные войны годами вели между собою совладельцы этой известной компании. Теперь победившая сторона в лице пророссийского бизнесмена Якова Грибова решила «отжать» себе еще и агрохолдинг «Росток». Для этого он привлек не только профессиональных рейдеров с криминальным прошлым и отряды вооруженных «титушек», но и коррумпированных прокуроров, «ручные» суды и даже государственные антикоррупционные органы.

То, что затем происходило на предприятиях «Росток-Холдинга» во время их рейдерского захвата, красноречиво олицетворяло весь творящийся в стране бардак. Полукриминальные структуры действовали вместе с правоохранительными органами, полиция и непонятные вооруженные лица оттесняли возмущающийся народ, а тем временем на полях гнил так и не убранный урожай. Виновник же всего этого с ухмылкой руководил процессом из России, куда он сбежал еще в 2017 году.

 
 

 

 
 

 

Яков. Грибов. Тайны спиртового двора

Грибов Яков Семенович родился 27 мая 1964 года в военном городке Озерное под Житомиром (сейчас там дислоцируется 39-я бригада ВВС Украины). Его отец служил в воинской части, а мама была воспитателем в детском саду. У него есть сестра Белла Финкельштейн, являющаяся бизнес-партнером брата и совладельцем компании «Nemiroff». Как вы наверняка уже догадались, Грибовы имеют еврейские корни. Окончив в Озерном школу, Яков не захотел создавать семейную династию военных и даже «откосил» от срочной службы, а вместо этого поступил на приборостроительный факультет Челябинского политехнического института по специальности «автоматика и телемеханика». В 1987-м году по распределению Яков Грибов был направлен на работу в Хмельницкий, в одно из НИИ. Однако с самого начала эта работа ему не понравилась: скучно и мало платят. Зато он все вечера проводил в биллиардной, где сдружился с такими же любителями больших денег. И вот в том же 1987 году Яков Грибов заделался кооператором. Сначала они пытались что-то производить: делали музыкальные звонки для входных дверей и автомобильные клаксоны, но дело как-то не задалось. Поэтому, по данным Skelet.Info, Грибов с товарищами решили заняться коммерцией, перепродавая всё: электронику, продукты, автомобили. Вот в ходе этого первого опыта бизнеса Яков Грибов сошелся с хмельничанами братьями Кипиш — Анатолием Зиновьевичем (1965 г.р.) и Виктором Зиновьевичем (1960 г.р.). Люди они крайне непубличные, об их прошлом вообще ничего неизвестно, поэтому о Кипишах ходили всякие разговоры: например, что в 90-х они были связаны с местными ОПГ.

Анатолий Кипиш Nemiroff

Анатолий Кипиш, партнёр Якова Грибова по Немиров

Анатолий Кипиш В 1993 году Яков Грибов и Анатолий Кипиш учредили ООО «Мистраль» (ЕГРПОУ 14145156), занявшееся торговлей сигаретами и продуктами, а также зерном (в основном крупами). Однажды у них появилась крупная партия зерна, которую потребовалось куда-то пристроить. И тут им подвернулся Немировский спиртовый завод, который к тому времени взяло под свой контроль семейство Глусей.

Семья Глусей

Семья Глусей. В центре — Алла Сигизмундовна и Степан Карлович Глусь, крайний справа — Александр Глусь

Глусь Степан Карлович с 1987 по 2006 год работал директором этого предприятия, а его супруга Алла Сигизмундовна была там главным бухгалтером. Свою родословную они не оглашали, но известно, что Алла Глусь была католичкой, а рабочие называли их семейство «поляками», из-за чего последующий конфликт между Глусями и Грибовым прозвали «еврейско-польской войной». Доминирующее служебное положение Степана и Аллы Глусь позволило им в начале 90-х фактически взять спиртзавод под свой полный контроль, хотя формально он до сих пор числится госпредприятием. Затем при нем создали «водочную артель» в форме СП — с целью минимизации налогов, поскольку для «иностранного капитала» в Украине предоставлялись огромные льготы. Но, как правило, для этого просто регистрировали фирму в Европе или в США, и через неё заводили долю в СП.

В данном случае заграничными партнерами Глуся стали трое неизвестных украинских эмигрантов (реальные совладельцы или подставные лица — неизвестно). Вот из этого СП и вырос Немировский ликероводочный завод, ставший первым предприятием компании «Nemiroff».

Стоит заметить, что директорская семья пользовалась у работников завода весьма скверной репутацией. Неистовая католичка Алла Сигизмундовна достала всех своей напускной набожностью, причем лицемерно-фарисейской.

Например, чтобы заслужить её милости, рабочим приходилось делать вид, что они тоже ходят в местный костел святого Иосифа Обручника (главное было появиться там на глаза Аллы Глусь), к «нехристям» же она относилась предвзято негативно и старалась их уволить. Будучи главным спонсором и фактическим лидером католической общины Немирова, Алла Сигизмундовна решила помочь ей «вернуть» дом, в котором когда-то еще до революции 1917 года жили ксендзы (дом примыкал к костелу). Вот только тот исторический дом давно снесли, а на его месте выстроили детскую музыкальную школу. И «водочная королева» сначала пыталась отсудить музыкальную школу в пользу католической общины, а потом добилась мирового соглашения, по которому помещение передавалось в арену костелу сроком на 49 лет. Разумеется, судьба детской музыкальной школы её не волновала. Но самое поразительное, что в 2011 году семейство Глусей вдруг решило завязать с католичеством и перешло в православие (в УПЦ МП). Причем это случалось после того, как избранный нардепом по списку БЮТ Степан Глусь перебежал в Партию Регионов. Отец и сын Глуси отличились хамским отношением к работникам завода (вплоть до матерной брани), а также тем, что запретили им… болеть. Точнее, оформлять больничный: с этой цель Степан Глусь лично, подкупив кого-то в Винницкой ОГА, добился незаконного распоряжения для главврача Немировской городской больницы не выписывать больничные листы работникам компании «Nemiroff», за исключением необходимости их госпитализации. Но даже если человек попадал в хирургию или кардиологию, то начальник охраны завода Василий Косорез (бывший милиционер) навещал их, проверяя действительно ли те лежат на койках в палате, или же «придуриваются» и «прогуливают». Под вопросом и «уникальное качество» немировской водки, которое по большей части является плодом воображения отдела маркетинга компании. Дело в том, что реклама «Nemiroff» всегда делала упор лишь на воде, входящей в состав этой водки — мол, она особая артезианская, создающая неповторимый вкус! А вот что касается спирта, то Немировский ликероводочный завод всегда использовал самый обыкновенный зерновой спирт: в лучшем случае украинский, производимый на Немировском спиртзаводе, но бывало, что и более дешевый турецкий (производства «Solomon’s Bros.&Co»). Как так? Источники сообщали о неких схемах, по которым на стороне приобретали партии дешевого спирта, в том числе импортного, и в том числе низкокачественного, а затем оформляли его как продукцию Немировского спиртзавода, со всеми необходимыми сертификатами. Похожие схемы в 90-х широко использовали и на шахтах Донбасса, выдавая за добытый донецкий уголь купленный в России кузбасский (об этом подробнее читайте в материалах о Викторе Нусенкисе и Ефиме Звягильском). Но на Немировском спиртазаводе эти схемы работали и в XXI веке — а, по информации Skelet.Info, работают и сегодня.

Таким образом, в водке «Nemiroff» всегда наличествовал точно такой же спирт, который используют и другие украинские производители алкоголя — ничуть не уникальный. А, заявляя о наличие на заводе некого специального немецкого оборудования «по глубокой очистке», Глуси так ни разу и не показали его журналистам. Впрочем, сменившие их менеджеры Грибова и Кипиша тоже не стали раскрывать секреты производства «Nemiroff». Кстати, существует экспертное мнение по поводу того, что «Nemiroff» начинал своё фирменное производство с перцовой водки и разных ароматизированных настоек: таким способом заглушался привкус низкокачественного спирта…

Итак, в 1995 году Яков Грибов и братья Кипиши предложили Глусям в качестве «давальческого сырья» партию зерна. Глусям было нужно не столько само зерно, сколько документация на него — для фиктивного «производства» спирта, в качестве которого выступал привезенный турецкий. Судьба самого зерна осталась неизвестной, а вот спирт они превратили в водку, которую на ура распродали Грибов и Кипиши. С этого момента начался первый этап их сотрудничества, закончившийся тем, что захватившие в свои руки весь сбыт, Грибов и Кипиши за год довели СП до банкротства и присвоили его акции (что стало с его акционерами-эмигрантами, неизвестно). Сопротивлялся только Степан Глусь, которому предложили компромиссное решение: ему оставляют 20% акций и «садят» руководить производством, а Грибов и Кипищи занимаются всей коммерческой частью. Так в 1997 году произошло их не совсем добровольное объединение в компанию «Nemiroff», первым председателем совета директором которой стал Яков Грибов. Кстати, название придумал тоже он: за основу Грибов взял популярный тогда бренд «Smirnoff». Причем, уже сразу же «Nemiroff» была оформлена на кипрскую оффшорную фирму «Biostar Investments Ltd», создателем которой называли того же Грибова — таким образом, водочным бизнесменам вновь удалось создать схему «минимизации налогов».

Wiki